Всего 4090719
30 дней 47418
24 часа 2273


БАКИНСКИЙ ПОЛЁТ (4)

***
Повесть «Бакинский полёт» пишется и публикуется для Друзей, то есть для тех, кто с добрыми чувствами приходит на странички литературно-музыкального журнала «МУСЛИМ».
По традиции, свято чтимой Муслимом Магометовичем и в память о нём здесь есть и будут искренность и открытость сердца.
У кого эти чувства вызывают ненависть, не стоит истязать себя, читая страницы нашего сайта.
«Good bye!» и «chiao!»

---------------------------------------------------------------------------------

МУСЛИМ

БАКИНСКИЙ ПОЛЁТ

(маленькая дорожная повесть для моих Друзей)

- продолжение –

- Без фотообъектива –

***

… Незнакомец, встретившийся нам на заснеженной автобусной остановке и указавший путь в Аллею, говорил:

- «Если пойдёте смотреть новогодний фейерверк на Бульваре, не бойтесь. Можете совершенно спокойно гулять по городу в любое время, и ночью тоже».

Он говорил: «Если…», а в его грустных и немного усталых глазах слова читались, как предсказание:

- «Ночью вы пойдёте на Бульвар смотреть новогодний фейерверк…»

И снова подумалось о том, что каким-то неведомым образом он знает всё и, более того, знает из будущего!

Слова загадочного незнакомца вспомнились в новогоднюю ночь, когда неожиданно исполнилось и это его «предсказание»…

***

Между тем, нагулявшись вдосталь, так, что от усталости едва добрались до гостиницы, поняли мы, что фейерверк на Бульваре смотреть отменяется.

Ветер за окном бушевал всё сильнее, даже сквозь бетонные стены здания, сквозь звукоизоляцию стеклопакетов его порывы были настолько оглушительными, что в гостиной приходилось добавлять звук телевизора!

Телевидение в гостинице было спутниковым. Среди множества знакомых каналов НТВ-плюс транслировались неизвестные ранее – турецкие, а также сразу несколько Азербайджанских. С ними и решили встречать Новый год. Вечер обещал быть уютным, теплым и по-новогоднему домашним, хотя и с грустинкой.

Где-то немыслимо далеко, на противоположном конце континента представилась наша квартира, впервые пустая в новогоднюю ночь. На площади возле дома – сияющая гирляндами ёлка в настоящем морозном инее. Там тоже будет фейерверк и много народу. Те, кто помнят нас там, посмотрят на темные окна, и может быть, погрустят мгновение, подумав, что, мол, в Москве бываем «чаще, чем дома», что и на Новый год уехали туда, даже не представляя, где теперь наша «москва»…

На экранах мобильников - надписи «Нет услуг». Сотовый оператор «Билайн», как оказалось, отсутствует в Азербайджане. Но с нами «походный» ноутбук, в гостинице – Интернет, а, значит, связь с миром, с Друзьями.

***

Последний час уходящего года… Последнего года, в котором был Любимый Певец. Новый, 2009-й мы встретим в его родном городе, и, выйдя на балкон в эту ветреную и снежную Бакинскую ночь, подумаем о нём.
Год уходящий был с Ним, хотя и неполностью, хотя и оборвавшись беспросветным октябрьским утром, но всё-таки был! Новый, весь, от первого часа и впредь навсегда, будет уже без него. К этому нужно, как-то «привыкнуть», и жить в нём, как в ином времени…
Пока даже не знаю, как возможно это?...

Стараясь отогнать прочь горькие мысли, думаю о том, что мы в Баку! В Баку! В его городе! Родном и любимом! И, понимая умом, какое расстояние осталось за спиной, чувствую вновь, что сердце не ощущает расстояние. Словно в доме родном уютно и хорошо сердцу в далеком Баку, и нравится здесь абсолютно всё, и даже на разбушевавшуюся не южным холодом погоду нет «обид»…

Думая так, открываю крышку ноутбука, чтобы написать поздравление Друзьям, а потом разбудить сына, решившего вздремнуть в ожидании Бакинского Нового года. Послушаем поздравление Президента Азербайджана, посмотрим ожидаемый всем городом фейерверк, который, наверняка, будет транслироваться по какому-то из местных каналов, выйдем на балкон в заснеженную Бакинскую ночь, а, вернувшись, вновь ощутим уют и тепло вечера в этом дорогом сердцу городе.

***

Дымок, потянувшийся струйкой по комнате, заставил всерьез усомниться, что небольшой запах «чего-то горелого», который уже около часа заставлял присматриваться к электрическому обогревателю, происходит явно не от него. Фирменный обогреватель по случаю холодной погоды работал на полную мощь, что называется «дышал жаром», но дымить при этом он, разумеется, не мог.

Обойдя все помещения номера, и не найдя иных источников дыма, открыла входную дверь и… обомлела – свет модных светильников едва виднелся сквозь густую серую пелену. Ремонт в гостинице недавний, качественный и дорогой, настоящий «евроремонт» классной гостиницы, где не экономят на удобствах гостей. Дверь плотно держала дымовую завесу, и дым, как видно, пробивался лишь только через отверстие для ключа.

Администрация успокоила, что пожарные уже вызваны, что задымление в люксе на третьем этаже, что «всё под контролем». Однако же оставаться в номере, через два этажа под которым что-то горит, стало теперь неуютно. Новый год в гостинице, таким образом, сам собой отменялся.
- Идём смотреть фейерверк на Бульвар!

Собрались за минуты… ноутбук… загранпаспорта… немного долларов, что остались «на жизнь» после оплаты отеля…
Звуков пожарных машин по-прежнему не были слышно. Между тем, ситуация в коридоре за минуты изменилась таким существенным образом, что вторично открыв входную дверь, буквально отпрянули! Дым стоял теперь уже беспросветно черной страшной стеной прямо за дверью, и, казалось, огонь притаился где-то за углом, готовый в любое мгновение выскочить из "засады" и охватить все неистовой стихией. Три шага до лифта – без воздуха, его просто не было здесь. К счастью, лифт, примчавшийся с первого этажа, ещё не успел наполниться дымом.

… Потом будет догонять страх: а если бы лифт застрял где-нибудь «на подступах», или, того хуже, проскакивая горящий третий этаж? Что тогда? Но о таких страхах лучше не думать.

- «Забудьте, как страшный сон. БОГ МИЛОВАЛ – ЭТО ГЛАВНОЕ, а стресс пройдёт …», - вспомнились драгоценные слова, сказанные однажды по случаю нашего другого «приключения» ("везет" же на них!).
От тех слов и через годы тепло на душе, они приходят, как спасение…

***

Наверно, никогда воздух не казался таким свежим, а запах снега таким вкусным! Посмотрев друг на друга, увидели, что даже несколько мгновений в этом черном дыму не прошли бесследно – снег оказался, как нельзя, кстати, чтобы смыть с лица и рук слой сажи.

К гостинице, между тем, наконец-то подъехала неторопливо пожарная машина, сверкая огнями в ночи. Появилась лестница. Пожарные присматривались, примеривали лестницу, достанет ли до стеклянной стены люкса, один из них, поднявшись наверх, разбил топором тонированное стекло на третьем этаже.
Рванулась огромной тучей беспросветно черная струя дыма, словно джин выпущенный наружу. Пожарный шланг в сравнении в её мощью казался тоненькой ниточкой. Даже огонь, бушевавший где-то внутри огромного пустого люкса, «утонул» за черной тучей, закрывшей фасад здания.

Жаль было этот хороший, по-настоящему хороший отель! Гостиница частная, и у хозяев от пожара громадные убытки. Очень неприятный «сюрприз»!

Часы показывали, что до Нового года остается менее получаса. Грустно взглянув на печальный вид гостеприимного походного дома, не зная, увидим ли его вновь, заспешили мы на бульвар.

***

Ветер торопил, подгоняя в спину, его старания были так усердны, что немногочисленные в этот час пешеходы, едва не падали с ног, порой в буквальном смысле отрываясь от земли. Приходилось останавливаться, держась за деревья. По-настоящему опасно было на перекрестках – ветер не признавал светофоры, как не признавал никаких запретов, и мог запросто выбросить на проезжую часть, не оглядываясь на красный свет.

Так мчались или летели по проспекту вниз, к морю, а ветер, казалось, дул со всех сторон, ощущая себя полным хозяином в городе и упиваясь сладостно безграничной властью своей.

«В Баку дуют ветры» - фраза из какого-то старого фильма приобретала особый смысл в открытии, КАКИЕ ветры дуют в Баку!!!

Сила ветра! Стихия ветра! Симфония ветра! Широкая и просторная неудержимой мощью своей неслась над городом, не ведая преград и не зная пределов. Летела свободная и гордая, как песня Певца, рожденная этой стихией:

О, море, море!
Преданным скалам
Ты ненадолго подаришь прибой.
Море, возьми меня
В дальние дали
Парусом алым вместе с тобой!

Вниз по обледеневшей дорожке тротуара, казалось, можно было лететь, раскинув руки, повинуясь сильным крыльям ветра.
Именно так, почти не касаясь земли, промчалась мимо шумная и веселая компания молодых людей. Их стремительный бег-полёт словно предвещал: Новый год рядом, уже на пороге и вот-вот постучит в дверь полуночным боем часов.

В Москве это событие произойдёт на час позже, Баку восточней на часовой пояс, и наш год, начавшийся по московскому времени, оказывается на час короче.

***

Огненные звезды, рванувшись в небо оглушительным грохотом, вознаменовали новолетье! Осветилась, воссияла разноцветными огнями бухта, причудливые восхитительные цветы один за другим расцветали на черном бархате небосвода. Не сгорая в вышине, почти до самой земли падали звездами искры салюта, отражались в хрустальном блеске «ледяной» короны – удивительно красивого «сооружения», построенного перед Домом Правительства. Все грохотало, сверкало, искрилось, вспыхивало и сияло – салют был волшебно красив, достоин прекрасного города.

Вновь пожалели, что не можем запечатлеть эту красоту – фотоаппарат, как и все вещи, остался в номере гостиницы. Мы вспомнили о нём, как только вышли на улицу, но возвращаться назад было слишком рискованным экстримом.

***

Во всем великолепии своем не казались беспечно веселыми волшебные огни. Они таяли в ночи так, словно погружались в потаенную печаль свою, забывшиеся лишь на несколько мгновений в счастливом забвении полета, возвращались к ней…

«Грустные звезды в поисках ласки
Сквозь синюю вечность летят до земли…»

Сейчас звезды салюта были похожи именно на те звезды из песни…

***

Народу на Бульваре было много. Баку – город романтиков, отчаянно влюбленных в него, и даже в мороз и ветер спешащих навстречу. И было по-особенному тепло на душе от возможности прикоснуться к романтике той, ни капельки не жалея о столько необычной встрече Нового года. И счастье, и грусть города – все слилось в сердце в трогательно-щемящем аккорде.
Его город… Эту торжественную красоту новогоднего салюта мог бы увидеть Он, если бы…

Как Он стремился сюда! Как тосковал о городе родном! И вечная грусть Его сердца рождала мелодии любви и отчаянья…

«Прощай, Баку! Тебя не увижу.
Теперь в душе – печаль, теперь в душе испуг,
И сердце под рукой теперь больней и ближе,
И чувствую сильней простое слово - Друг…

Прощай, Баку! Синь тюркская, прощай!
Хладеет кровь, ослабевают силы…»

Если бы… Если бы было возможно вернуться Ему… пораньше! Родной город вновь подарил бы силы! Синь тюркская наполнила бы сердце свежим ветром свободы. Новые впечатления, радость возвращения – всё вытеснило бы из сердца годами скопившуюся боль…

Грустные звезды салюта таяли в бархате ночи, погружаясь в синюю вечность.

***

Стихли залпы, и с новой силой забушевал ветер. Закручивая вихри, он, казалось, танцевал какой-то стремительный танец, носился по площади неистово, вовлекая в своё ледяное действо. Некуда было укрыться от него, а холод становился все невыносимей.

... Высотный дом, словно поманил к себе каким-то неуловимым «сигналом». Повинуясь необъяснимому зову, подошли ближе. Ветер, бросившийся вослед, вдруг остановился мгновенно, словно остался по другую сторону захлопнувшейся двери. Он продолжал метаться по площади, совсем рядом, но странным образом не мог прикоснуться своим ледяным крылом, будто невидимую защиту поставил перед ним дом.

Так, отогреваясь, стояли возле дома, чудесным образом спасавшего незадачливых «туристов», забывших в задымленной гостинице не только фотоаппарат, но также и шапки, и теплую одежду, и потому основательно закоченевших.
Без ветра ночь показалась неожиданно теплой. А, может, это от дома каким-то загадочным образом исходило тепло?...

И вдруг невесть откуда явилась догадка!... Ещё не веря, что может быть такое потрясающее совпадение, оглядела площадь…
Невероятно!!!
Спеша успеть к новогоднему салюту, а потом, засмотревшись на его огни – грустные звезды, даже не обратила внимания, куда вывели сами собой дороги-пути!

Тот самый дом! Здесь, именно здесь, в этом доме, что теперь чудесным образом защищал нас от ветра, жил Он, Любимый Певец, переехав из дома детства с Морского проспекта.
Здесь Его квартира с огромными во всю стену окнам. Отсюда мог любоваться Он и салютами над бухтой, и бесконечностью морского простора…
В этот дом приезжал, возвращаясь в любимый город свой, и добрый дом утолял и усталость Его, и обиды, и провожал Его с грустью, и радовался новому возвращению.

Каким счастливым был этот дом, когда снимался фильм…! Съемки шли долго, и дом плыл в море счастья, благодаря за каждый день, прожитый вместе с Ним.

Квартира режиссера фильма в этот же самом доме, и дом, причастный к прекрасному фильму с самой колыбели, хранит счастливые мгновения творческих раздумий, поисков и находок…

А сколько удивительно талантливой, вдохновенной музыки родилось здесь! И песни, и музыка для кино и спектакля, и вокально-симфоническая поэма… От первой встречи до грустных мгновений прощания – все помнит дом…

Никогда не забывала о нём, но за один день невозможно посетить всё, так и к дому прийти не успели, а он сам таким вот чудесным образом вышел на встречу, став трогательным и дорогим новогодним сюрпризом.

***

… Однажды… в иной жизни, оставшейся теперь за чертой, был Новый год в Москве, и юные поклонницы Певца, встречая тот далёкий теперь год, посматривая на телеэкран, где картинку Кремлевских часов сменяли, наплывая, цифры нового года, загадывали под бой курантов свои заветные желания.

Сердце отзывалось благодарностью, вспоминая год минувший, что подарил множество встреч – концертов Любимого Артиста. Пусть нелегким был путь в далекие города, но счастье, которое дарили концерты, было подобным солнцу, что плавило любые снега, преодолевало преграды. Счастьем был наполнен мир, как музыкой Его, прекрасной и свободной. Новый год входил обещанием счастья, и исполнял Его. И мчались по стране поезда, летели самолеты во все города, где сиял дивный свет любимого Имени..

… Далекий Новый год из юности… Тогда лишь недавно появилась междугородняя автоматическая телефонная связь. Код Баку с немыслимым количеством цифр каким-то удивительным образом впечатался в память, и без бумажки – «шпаргалки» набирались те счастливые номера.

Стаккато коротких гудков наполняло притихшую новогоднюю ночь - то занят был «вход» в город, то номер телефонный заветный… Казалось, что так будет до бесконечности. Но вдруг ухнуло сердце, проваливаясь в бездонное ущелье, а в следующий миг взлетело стремительно ввысь…

А на телевизионном экране, где шел Новогодний «Голубой Огонёк», в то же самое время ведущие объявили выступление Певца!...

«…И вспыхнут ночью ярким светом солнечным
Моей любви негромкие слова!

Они в саду прикинутся черешнями,
Их повторит доверчиво листва,
И зазвучат слышнее грома вешнего
Моей любви негромкие слова.»

Представь себе, что все ещё исполнится,
Что вновь душа надежду жива…»

***

Зная, что не исполнится уже ничего, среди растаявших льдинками на Бульваре грустных звезд новогоднего салюта была отрада душе вспомнить, что именно сюда, в этот дом, защитивший нас нынче от холодного ветра, летели телефонные звонки из счастливой новогодней московской ночи.

… Где-то под снежной порошей северной зимы, под яркими звездами Полярных созвездий сияла разноцветными огнями ёлка на площади под окнами нашего дома. Но у сердце свой приют, и даже в холодной и ветреной ночи не надо было сердцу иного причала, кроме того, где по-прежнему живёт его нежность, где
«... в тишине, кружась со сне,
На землю звёзды летят, как снег…..»

 
       
Rambler Top100 Рейтинг@Mail.ru