Всего 4098570
30 дней 50063
24 часа 1243


Бакинский полёт (1)

БАКИНСКИЙ ПОЛЁТ (маленькая дорожная повесть для моих Друзей)

Баку

Самое трудное в поездке в Баку – уезжать из него. Когда в стремительно мчащейся череде дней замечаешь вдруг, что приближается тот самый, последний, по-особому начинаешь ценить каждое мгновение, острее понимать, что значит счастье – просыпаться по утрам в этом городе.

А за окнами снова встаёт рассвет, тот неповторимый, Бакинский, краски которого так знакомы по картине Любимого Певца. И не хочется думать, что этот рассвет предпоследний, а завтра… завтра прощание с городом. И убеждаешь себя надеждой вернуться, понимая, как непросто осуществить эту мечту…

- ТУРБУЛЕНТНОСТЬ –

… «Боинг», поднявшийся из аэропорта Сочи, уже давно набрав высоту, летел где-то над средней полосой России, как вдруг накренился и начал стремительно падать, выровнялся на мгновение и снова пошёл вниз… Загорелось табло «Пристегнуть ремни», задремавшие пассажиры, встрепенулись тревожно, не понимая, что происходит. «Качели» продолжались, и через некоторое время бортпроводница сообщала, что «самолет попал в зону турбулентности». Странно… Никогда не встречалось такого прежде, и это явление, когда происходит сильное перемещение воздушных масс, известно лишь из телевизионных передач спутникового канала «NATIONAL GEOGRAPHIC» об авиакатастрофах.

В такие минуты страшно за детей, ибо человек в подобной ситуации бессилен, и все зависит лишь от воли Всевышнего. Впрочем, как и всегда…

Баку

Все обошлось. Но даже, когда, приземлившись в аэропорту Архангельска, самолет замер на летном поле, страх звенящей льдинкой надолго остался в душе.
Обжигающе встрепенулась та «льдинка» через два месяца, в сентябре, когда точно такой «Боинг-737» той самой авиакомпании разбился в Перми…

Страх перед полетами навсегда поселился в сердце, и, казалось, никакая сила не заставила бы вновь лететь самолетом.

Но то, что произошло в октябре, смешало и спутало все страхи, и тревоги, и отчаянья.
Турбулентность оказалась не только природным явлением, но поселилась в сердце, и оно металось в отчаянье, отказываясь понять случившееся.
И только тот, кто сам почувствовал это, поймёт…

***

Поклонники – люди, которые, даже находясь в стороне и как бы в параллельном мире, живут жизнью своего Кумира. Конечно, у Артиста - Великого Артиста! - есть друзья среди людей его круга, но у тех друзей своя жизнь.
И в той, их собственной жизни, по сути ничего не изменилось в день, когда закончился Его земной путь. Кто-то, как ни в чем не бывало, справлял свой юбилей, другие гостями веселились на празднике. Жизнь друзей продолжалась…
И только для близких время остановилось ранним утром 25 октября.

Не знаю, вправе ли поклонники Артиста считать себя близкими Ему людьми…
Живя жизнью своего Кумира, радуясь Его радостями и печалясь его заботами, они не считают это чем-то особенным, требующим «награды». Это их жизнь, обычная, как небо и солнце, как звезды и луна. Но, будучи человеком удивительной душевной щедрости, не только в искусстве, но во всем, в том числе и в отношении к почитателям своим, Певец сумел одарить таким счастьем, что сказкой казалась нам явь…

Все оборвалось утром 25-го… И, оказавшись выброшенными за дверь, в тот миг ещё не могли понять мы, что сказка закончилась так внезапно

Земля остывала, наполняясь холодом. Но страшнее всего холод, который в душе. Нужно как-то жить в опустевшем мире, где Любимый Артист больше не сможет защитить нас от чужой злобы и хамства…

- УТРО ТУМАННОЕ–

… Впервые приходит наш поезд в Москву, где нет Любимого Певца. В серых сумерках ещё не начавшегося дня город кажется совсем одиноким, озябшим и хмурым. Ветер гонит холодную позёмку по бесснежным тротуарам и мостовым. В темную шаль печали укутаны подмосковные поселки и перелески, что за окном электрички-экспресса кажутся призрачными видениями.
Шереметьево в огнях, расплывающихся сквозь пелену вдруг повалившего мокрого снега, словно сквозь слезы.

Баку

Переход в международный терминал кажется бесконечным. Несмотря на ранний, предрассветный час аэропорт живёт своей обычной жизнью, сияя огнями многочисленных бутиков "Duty Free".
У стоек регистрации многолюдно – идёт оформление на Вену, Женеву, Рим, Барселону…
После окончания регистрации на испанский рейс, начнется оформление на наш… В зале уже собираются пассажиры, вылетающие в Баку…

***
… Когда-то, солнечным летом, было волнующее утро в московском аэропорту. И не одно! И юная радость, казалось, на собственных крыльях могла поднять над землей, подбросить в поднебесье и лететь стремительно навстречу синей вечности Каспия, в город Любимого Певца… Все казалось возможным в мире, наполненном красотой, и не было пределов у мечты…

Теперь Баку – заграница. И мечте положено иметь заграничный паспорт. Федеральная миграционная служба оформляет их целый месяц. Такой порядок. Как мучительно ожидание! Словно сердце закрыто на замок, приковано к земле, не может взлететь. Какой-то необходимой записи не сохранилось в архивах, и тает грустным звуком надежда. Сколько ещё придется ходить по инстанциям, добывая эти справки! А время идёт, и душа болит все сильнее, все ближе отчаянье.

- Я что же на пограничном столбе живу?! – неожиданно делает «открытие» сын, когда оказывается, что не достает какой-то бумажки, подтверждающей его гражданство в родной стране.
Чиновница уходит советоваться с начальством, а я понимаю, что это есть вежливая форма отказа. Сейчас она вернётся с извинениями и станет объяснять, что отсутствующий документ можно «восстановить» через суд. Процедура, которая займет ещё несколько месяцев…

Накатывает усталость и какая-то беспросветная пустота в душе. И больше нет сил что-то доказывать, куда-то идти...

- Никогда не опускать руки, - говорил Любимый Артист...
Это осталось в прошлой жизни, за чертой, разделившей мир на «до» и «после»… А сейчас просто нет сил, хочется встать и уйти, не дожидаясь совершенно очевидного отказа.

***

… Мелодия «Ноктюрна» зазвучала тихим далеким эхом, словно возникла из воздуха. Почти неслышно в начале, но яснее, отчетливее. Оглядев кабинет, не заметила абсолютно никакого «источника», откуда могла исходить она. Здесь не было ни радио, ни телевизора, ни компьютера, а импровизация «Ноктюрна», такая знакомая, близкая, звучала, словно соткавшись из воздуха…

«Я приду к тебе на помощь, только позови,
Тихо позови…»

Просьба моя как-то сама собой пронеслась мысленно, словно вырвалась из души, робко и застенчиво, но вместе с тем и отчаянно.
И… в тот же миг открылась дверь, и сотрудница миграционной службы, улыбаясь доброй, совсем не «бюрократической» улыбкой сообщила, что вопрос наш решили положительно, и уже сегодня документы отправят на оформление заграничных паспортов.

***

«… Начинается регистрация на рейс, вылетающий в Баку…»
Сладкой музыкой проплывает над залом название города! И на табло у стойки регистрации, где невыносимо долго светилось название чужого незнакомого города, теперь знакомые волнующие буквы – «BAKI»!
«Хвост» очереди теряется где-то в глубине зала. Наш рейс предновогодний, московские Бакинцы спешат в родной город.
Как хорошо, что успели купить билеты! Так вышло, что за ними пришлось ехать в Архангельск дважды... И теперь, вспомнив те ночные поезда, понимаю, не зря! Судя по количеству народу, ожидающего регистрацию, свободных мест в нашем самолете явно не будет.

Паспортный контроль… Граница… «Аzerbaijan. BAKI» - первый штампик в новый PASSPORT.
За стеклянной стеной – летное поле. У сына восторг - каждую минуту влетают или садятся самолеты, такой огромный международный аэропорт он видит впервые.

Только бы прошел этот леденящий страх перед полетами, поселившийся в сердце после «турбулентности» сочинского рейса!...

***

… Страх имеет особенность оставаться «за порогом». Сейчас, наверно, притих он где-то на ступеньках трапа, что медленно отъезжает прочь…

Страшно снова шагнуть в самолет, помня не так давно пережитые тревоги. Но, переступив черту, страх утрачивает смысл – до этой минуты у тебя был выбор лететь или остаться, теперь его нет, а значит, и нет смысла держать страх в сердце.
И тогда, словно вырвавшись из оков, сердце обретает такую свободу, что, кажется, само, без крыльев лайнера готово взлететь в небо.

Да и самолет… Не чужой, незнакомый «Боинг», а наш, российский «ТУ-154», в прямом смысле – крылья Родины. А главное, летали... летали не раз с друзьями юности на этих славных «тушках» и в Баку, и… на концерты Любимого Певца в разные города.

И сейчас, когда, прогревая моторы, готовится вырулить на взлетную полосу наш лайнер, рассказываю сыну, как летели из Кемерово, пересекая часовые пояса вслед за солнышком. Время «сжималось», и, вылетев утром из этого города, что в восточной Сибири, почти в то же время прилетели мы и в Москву.

Рассказываю и мысленно «вижу» пассажирский салон того «ТУ», что словно солнечным светом был озарен восхитительной красотой Певца. Как стремительно, подобно реактивному лайнеру, промчались те пять часов полёта, но в сердце оставили след навсегда.

«В это небо мы вместе взлетали…»

Всё! Нет больше страха ни капельки! Словно, отчаянная смелость юности, вернулась, вспомнились строчки из книги Любимого Певца:

«У молодости отчаянный напор. Свои первые шаги мы делаем, не осознавая и не предвидя последствий, рвемся в неизвестность, сознательно закрывая на что-то глаза…»

***

Баку

«Наша память, наше детство,
Вы живёте в нашем сердце
И в истории родного двора,
Мы уходим за судьбою,
И ведет нас за собою
Яркий свет костра…»

Почему-то именно сейчас неистово, с отчаянной силой захотелось увидеть тот самый двор знакомого дома на знакомой улице такого далёкого Баку!
Вихрем пронеслись в памяти все земные «мытарства» с заграничными паспортами, авиабилетами, гостиницей… все проблемы, что подобно цепкому кустарнику старались удержать, не позволить взлететь. Осознание, что все они – мелкие и ничтожные перед Чувством, которое всегда давало крылья – остались позади, наполнило сердце новой волной свободы.

И хотя понимала, что нынешний полёт совсем иное, что было прежде, но все равно это полёт к Нему – Любимому Артисту…

***

… Командир экипажа, извинившись за задержку вылета, сообщил, что у самолета обледенели крылья, и потребуется некоторое время, чтобы отогреть их. К борту лайнера уже подкатывала тепловая «пушка».

Баку

Так посреди нагрянувшей на Землю зимы, даже у техники могу обледенеть крылья, подобно тому, как вселенским холодом потери кажется выстуженной душа. Но остается тепло памяти, верность сердца и Любовь. Земная жизнь имеет срок, а Любовь вечна!
Отогрев обледеневшие крылья, ВЗЛЕТИМ!...

 
       
Rambler Top100 Рейтинг@Mail.ru