Всего 4007295
30 дней 40231
24 часа 941


"Воспоминание об Арно Бабаджаняне"

Этот вечер мог и не состояться - их «Вальс прощания» прозвучал несколько лет тому назад, в начале 80-х.

«Когда-то у них была первая песня, теперь пришло время последней…», - так в фильме «Живая легенда. МУСЛИМ МАГОМАЕВ» звучит горький мотив прощания Друзей.

Первыми их песнями были «Ожидание», «София», «Лучший город Земли», ставшая лучшей песней о Москве, очаровавшая всю страну «Королева красоты», и огненный вихрь «Чертова колеса», песни, которая даже и в далёкой Японии стала лауреатом телевизионного фестиваля.

И все песни их, словно цветы яркого щедрого букета, одна лучше другой. Страна замирала от восхищения, слушая их по радио, пустели улицы, когда телевидение транслировало концерты и передачи, где звучали песни Арно Бабаджаняна в исполнении Муслима Магомаева.

Песни композитора шли по жизни следом за Певцом. Он стал взрослее, старше, и песни, будто «повзрослели» вместе с ним, и акварели весны сменились в них насыщенными красками зрелого лета, словно чувства, взрослели от песни к песне.

«Не спеши, когда глаза в глаза,

Не спеши, когда спешить нельзя,

Не спеши, когда весь мир в тиши,

Не спеши, не спеши…»

И словно в долгую прекрасную повесть - в мир героя песен – входила задумчивость иных мелодий…

«Луна над городом взошла опять,

Уже троллейбусы уходят спать,

И словно ветры счастья,

В моё окно стучатся вновь

Воспоминания…»

И «Зимняя любовь», и «Гордость», и истинно песенная классика – «Благодарю тебя» - всё состоялось в этом непостижимо талантливом творческом союзе.

Но наступило время прощания - песни Арно Бабаджаняна стал исполнять его сын…

«Не нужно было мне её петь, - вспоминает о песне «Вальс прощания» Муслим Магометович, - «Но я не хотел обижать композитора. И почему-то в первый раз Арно не пришёл со мной на запись, хотя обычно он болел за каждую нашу песню. А тут ещё в студии подошёл наш инструментовщик Юра Якушев и спросил: - Ты интервью Арно читал? Нет?... На, почитай. Интервью как интервью: Бабаджанян рассказывает про всё житье-бытье, про свое творчество. На вопрос, кто ему близок из певцов, исполнявших его песни, перечислил всех (от Кобзона до совершенно незнакомых имен). ВСЕХ, кроме меня. Я нашел в себе силы записать его песню: не хлопнул дверью, не порвал ноты. Но звонить Бабаджаняну перестал. Позвонила Тереза. Оправдывалась:

- Ты знаешь, эти журналисты, идиоты. Что они себе позволяют!

- Не думаю, что они такие уж негодяи. Да и я ничего такого за собой и не знаю, чтобы журналисты меня так ненавидели…»

Люди творческого склада очень ранимы. Умение чувствовать глубоко и тонко – неизменный спутник таланта. Оно и дар, и, одновременно, крест, нести, который очень нелегко. Ощущение своей ненужность любой человек переживает тяжело. Обида затягивает серой пеленой небосвод, и больше не видно неба. И непременно найдётся кто-то, кто подбросит «дров в огонь», хитренько «подольёт маслица», словом, сделает всё, чтобы ещё сильней разгорелась обида. И расходятся в разные стороны люди, которым, быть может, самой судьбой назначено не разлучаться.

Но наступает час, и приходит «главный судья» - время…

… «Прощальный луч памяти… Арно, сгорбившись, сидит за роялем… В зеркале открытой крышки, напоминающей крыло большой раненой птицы, двоится его портрет. Последнее произведение Бабаджаняна, память и прощание. Растянувшаяся на десятилетия неизлечимая болезнь стоит за спиной, чтобы уступить место неизбежности…»

Концерт «ВОСПОМИНАНИЕ ОБ АРНО БАБАДЖАНЯНЕ» начинается музыкой МУСЛИМА МАГОМАЕВА, названной «Посвящение Арно Бабаджаняну»… Под сводами притихшего Зала «РОССИИ» звучит эта прекрасная музыка, и словно вся история их творчества и их дружбы проходит в ней. Словно звучит в этой грустной мелодии то, о чём не договорили они, о чём не успели сказать друг другу… И словно сначала начинается их «разговор», где из дальних светлых то ли грез, то ли зарниц восходит такая знакомая волшебно-красивая песня «ЗАГАДАЙ ЖЕЛАНИЕ». С этой песни МУСЛИМ МАГОМАЕВ начинает своё выступление.

МУСЛИМ

Когда-то он пел её в авторском вечере композитора в Колонном Зале Дома Союзов. Арно Арутюнович сидел в зале, и взгляд его был удивленно-восхищенным… Так смотрят на мир дети – удивляются и радуются, видя красоту. … Бабаджанян приезжал на репетиции концертов, в которых исполнялись его песни. Огромная толпа зрителей, собравшихся возле служебного входа в ожидании Одного-Единственного Артиста, с почтением расступалась перед ним.

Он раздавал автографы, улыбаясь лучистой и доброй улыбкой Гения. И в лёгкости общения словно звучала его музыка, и мелодии, одна красивее другой, с легкой небрежностью Гения сменяли друг друга.

МУСЛИМ

… Автограф Арно Арутюновича – краткий росчерк на страничке записной книжки… Встаёт в памяти наполненный солнечным светом далёкий день 18 мая 1975 года… Пушкинская улица в Москве, Колонный Зал… Репетиции перед авторским вечером Роберта Рождественского… И в том концерте выступление МУСЛИМА МАГОМАЕВА начнётся песней «ЗАГАДАЙ ЖЕЛАНИЕ»…

КДС-1976

И несколько позже, весной 1976 –го, когда Москва жила в волнующем ожидании сольных концертов МУСЛИМА МАГОМАЕВА, а в Кремлёвском Дворце шли репетиции, Арно Бабаджанян всегда приезжал на них, и в дни концертов волновался в ожидании премьеры своей новой песни «Моя вселенная».

И вот, годы спустя, в Государственном Центральном концертном зале «РОССИЯ» вновь зазвучали в исполнении МУСЛИМА МАГОМАЕВА песни Арно Бабаджаняна.

Программа этого концерта в сопровождении Эстрадно-симфонического оркестра Центрального телевидения и Всесоюзного радио под управление А. Михайлова оказалась во многом неожиданной – в ней прозвучали и те песни, которые, будучи широко известными по пластинкам и записям на радио, не исполнялись МУСЛИМОМ МАГОМАЕВЫМ в концертах. Такие, как например, «ПРИСНИЛОСЬ МНЕ» и «КОРОЛЕВА КРАСОТЫ». Не исполнялось в концертах и «ЧЕРТОВО КОЛЕСО», прозвучавшее здесь. И когда звучало оно, вдруг оказалось, что зрительный образ, созданный в фильме «Москва в нотах», тот, где, словно крылья за спиной распахнулась черно-красная накидка на плечах Певца, этот образ вдруг промелькнул и на сцене – женская группа вокального ансамбля – в красных платьях, мужчины - в чёрных смокингах.

Красное и черное полукругом – знакомое сочетание красок и линий – именно из того, «телевизионного» «Чертова колеса», и всё тот же огненный вихрь и огненный темперамент.

«ПОЗОВИ МЕНЯ», «НЕ СПЕШИ», ЛУЧШИЙ ГОРОД ЗЕМЛИ», «БУДЬ СО МНОЙ» - всем знакомые песни вновь звучали со сцены. И после каждой песни огромные букеты прекрасных гвоздик, роз, и на рояле снова, как и всегда, гора цветов.

… Летели минуты концерта, и само время вместе с ними летело дальше – в 70-е…

И словно визитная карточка десятилетия – «СВАДЬБА», и поразительной высоты классика – «БЛАГОДАРЮ ТЕБЯ». «СЕРДЦЕ НА СНЕГУ» звучало на сценах самых престижных залов, звучало в Сопоте, где МУСЛИМ МАГОМАЕВ стал победителем международного фестиваля песни.

И в зале «РОССИЯ» в концерте «Памяти Арно Бабабджаняна» песня «СЕРДЦЕ НА СНЕГУ» прозвучала также и на «бис».

… Последние минуты концерта… Оркестр как-то по-особенному «осторожно», «бережно» играет вступление. Долгая пауза перед началом и… заметное волнение. Эта песня особенная… Это «НОКТЮРН».

«Сначала он писал эту прекрасную мелодию для балета и ни за что не поддавался на наши с Робертом уговоры сделать из этого песню, говорил, что балет пишет по заказу», - вспоминает МУСЛИМ МАГОМЕТОВИЧ. «Потом, уже после его смерти, Роберт Рождественский написал на эту музыку слова. Но они уже были ни при чём... Вскоре ушла из жизни и жена Арно – Тереза Сократовна, кому был посвящен «Ноктюрн»… После ухода Арно я спел в зале «РОССИЯ» сольный концерт «ВОСПОМИНАНИЕ ОБ АРНО БАБАДЖАНЯНЕ»

 
       
Rambler Top100 Рейтинг@Mail.ru