Всего 4098575
30 дней 50110
24 часа 1262


Волга-реченька глубока...

ГЛАВА 3 «НА ВОЛГЕ ШИРОКОЙ…» -
МУСЛИМ
Утро удивило непривычной тишиной: ни движения, ни звуков двигателя. Оказалось, что стоим в шлюзах на подходе в древний город Городец. Кто-то из бывалых туристов заметил, что разница в уровнях воды здесь около 20 метров. Значит, «шлюзоваться» будем долго… Эта, обычная для судоходства по Волге остановка, отдаляла по времени встречу с городом, в который уже давно устремилось сердце. Мы возвращаемся мысленно и наяву туда, где когда-то были счастливы безмерно, счастливы, быть может, так, как невозможно даже представить. Вдали, за воротами Городецких шлюзов открывалась широкая панорама реки. Казалось, что Волга здесь обрела всю свою силу, всю мощь и ширину. Так чувство, начинаясь с маленького «ручейка», искорки, озарения, заполняет весь мир силой своей и глубиной.
МУСЛИМ
 «На Волге широкой, на стрелке далёкой
Гудками кого-то зовёт пароход,
Под городом Горьким, где ясные зорьки…»
- А Вы бывали в Горьком? – спросил кто-то из наших попутчиков.
Встрепенулось сердце оттого, что в вопросе прозвучало прежнее название. Конечно, Горький  теперь - Нижний Новгород, и надо, наверно, привыкать к его историческому имени, но память сердца называет его так, как прежде…
- «Да, была… два раза… давно», - уклончиво ответила я.
 
Приятность путешествия и красота, открывающаяся со всех сторон, конечно, располагали к общению, но есть «темы», которые хочется оставить в сердце, или, во всяком случае, не говорить о них вот так, сходу… Нижний Новгород - Горький и был, и есть именно из таких «тем». Позже городов, которые по-особенному памятны сердцу, с которыми связаны самые волнующие воспоминания, станет много. Но Горький, можно сказать, первый в этом драгоценном ряду памяти и, сейчас, стоя на палубе «застрявшего» в шлюзах теплохода и вглядываясь в Волжскую даль, заранее переживала волнение предстоящей встречи.
МУСЛИМ
Мы возвращаемся туда, где когда-то были счастливы безмерно, счастливы, быть может, так, как невозможно даже представить…
 
***
... Мой первый Горький был зимним. Та зима свирепствовала так, что, казалось, неземной, а вселенский холод обрушился на землю… Перрон ярославского вокзала столицы, словно качался в морозном дыму. Клубился пар, и казались нереальными, словно пришельцы из других миров, обледеневшие, сверкающие в отблесках туманных огней локомотивы и вагоны, заиндевевшие, немыслимо закутанные пассажиры, торопливо бегущие вдоль перрона. Стайка девочек в курточках или лёгких шубках… Тонкие руки, юный румянец щёк, подчеркнутый морозом. Огромный, закутанный в газеты, бумагу и марлю сверток, в котором угадываются очертания цветочного букета. Назло свирепой зиме и вселенскому морозу заботливо и нежно, и очень надежно держат его замерзшие пальцы. Только в стихотворной рифме хороши вместе морозы и розы. Никакие розы не выдержат таких холодов. И потому мы везём гвоздики – нежные, но терпеливые цветы. В Москве их тоже найти непросто. А нам нужны самые лучшие и самые красивые, таких, наверно, не встретится в Горьком, поэтому мы везём цветы из Москвы. Горький – первая поездка в другой город на концерты Любимого Певца… Правда, летом была Коломна, но это, наверно, «не в счёт» - подмосковный город, часа два или три электричкой с Казанского вокзала… Именно в том счастливом путешествии в Коломну и родилась идея - ездить на концерты в другие города. Ещё едва перевалило за полдень, а уже темнеют сумерки, и морозный пар, клубящийся повсюду, становится синим. Так необычно видеть знакомые лица музыкантов оркестра не на сцене, а здесь, на перроне вокзала. Уже объявили посадку на поезд Москва-Горький… И вот откуда-то из синего морозного тумана, словно в сказке, появляется добрый волшебник наш – администратор оркестра Рафаил Теодорович, Рафик, как с нежностью называют его все музыканты… Билеты в вагон заветного поезда, что через несколько минут отправится в тот незнакомый город Горький, словно пропуск в страну счастья… Но, прочитав «главный» вопрос в наших глазах, Рафик с улыбкой сообщает, что Любимый наш Артист поедет из Москвы чуть позже, вечерним, фирменным поездом, и, значит, у нас будет возможность встретить его… в Горьком. Как хорошо, что мы взяли с собой цветы! Сейчас этот огромный, немыслимо закутанный в газеты, бумагу и марлю сверток, в котором угадываются очертания цветочного букета, тихонько покачивается в такт перестуку колёс – сквозь морозный туман остервеневшей зимы счастливый наш поезд мчится - в ГОРЬКИЙ…
 
       
Rambler Top100 Рейтинг@Mail.ru