Авторские вечера Т. Н.Хренникова | Муслим Магомаев
   

Всего 4695146
30 дней 54026
24 часа 1441


Авторские вечера Т. Н.Хренникова

... Свои песни Тихон Николаевич Хренников обычно называл романсами. Возможно, таким образом, ему хотелось подчеркнуть бОльшую приверженность к классической музыке, нежели эстрадной. Он писал музыку к кинофильмам и театральным спектаклям, и эти произведения становились песнями (романсами, серенадами).

 

26 февраля 1972 года в Кремлевском Дворце Съездов состоялся авторский вечер композитора Т.Н. Хренникова, в котором блистательно выступил Муслим Магомаев.
С этого концерта сохранилась программка, её отыскала Наталья (Новосибирск).
На сайте Сергея Томенюка: 

http://tomenjuk.narod.ru/9.53.html

есть аудиозапись запись одного из произведений в исполнении Муслима Магомаева – «Песни фабричного» из оперы «Мать».

Следующий авторский вечер Т.Н. Хренникова проходил  в Кремлёвском Дворце Съездов 10 и 11 марта 1973 года. Программу концерта составили в основном классические произведения композитора: арии, дуэты и отрывки из опер ("В бурю", "Мать"), фрагменты оперетт ("Белая ночь", "Сто чертей и одна девушка"), хоровая музыка и т.д. Прозвучал финал Второго концерта для фортепиано с оркестром. У рояля был сам Автор произведения – Тихон Хренников.

В конце второго отделения - наступило время песни. Оно началось Фантазией на тему песен композитора, исполненной Эстрадно-симфоническим оркестром под управлением Ю.В. Силантьева, а потом зазвучали и сами песни. Но лишь двое исполнителей песни участвовали в программе – Людмила Зыкина и Муслим Магомаев, выступление которого венчало финал вечера.

По «канонам» классического концерта Муслим Магомаев вышел на сцену во фраке. Как всегда, элегантен и восхитительно красив. Ведущая вечера, диктор Центрального телевидения Светлана Моргунова объявила песню из кинофильма «Руслан и Людмила» («Утешься, милая княжна, не надо слёз и мук напрасных…»).

Очень редкий и красивый романс, который в фильме, к сожалению, «перебивается» репликами героини, зазвучал свободно под необъятными сводами Кремлёвского Дворца, позволяя слушателям насладиться и прекрасной музыкой, и чарующим голосом Певца.

Потом была «Песенка Лепелетье» из кинофильма «Гусарская баллада» («Жил-был Анри Четвертый, он славный был король…»), песня из кинофильма «Верные друзья» («Шёл ли дальней стороною, плыл ли морем я…»)

Настоящим шедевром стала песня «Московские окна» в исполнении Муслима Магомаева.

«Вот опять небес темнеет высь,
Вот и окна в сумраке зажглись…»

Голос Артиста звучал с такой проникновенной теплотой и нежностью, словно зажигались добрым светом окна квартир в тихих московских переулках.

«Здесь живут мои друзья,
И, дыханье затая,
В ночные окна вглядываюсь я…»

Романтика вечернего города с его загадками и тайнами открывалась в песне, и самые лучшие чувства открывались в душе под звуки этой восхитительно красивой мелодии….

«Я могу под окнами мечтать,
Я могу, как книги, их читать,
И заветный свет храня,
И волнуя, и маня,
Они, как люди, смотрят на меня…»

Заветный свет «Московских окон» разнёсся потом на множестве магнитофонных лент. Песня, к сожалению, не вышла на пластинке, но её сохранили поклонники Певца, бережно передавая запись друг другу. И до сих пор хранится у меня та запись «Московских окон», которой поделились в далёкие 70-е московские друзья.

А вечер Тихона Хренникова продолжался. И «Московские окна» сменились другой песней, также чарующей светом глубокой и истинной красоты.

«Что так сердце, что так сердце растревожено,
Словно ветром тронуло струну?
О любви немало песен сложено,
Я спою тебе, спою ещё одну…»

«Романс Лапина» из кинофильма «Верные друзья» вышел потом на пластинке-«гиганте». Без устали крутилась на наших проигрывателях и радиолах та пластинка – наслушаться было невозможно.

Словно мощные крылья подхватывали слушателя, поднимая высоко над землёй, когда звучали слова:

«Через горы я пройду дорогой смелою,
Поднимусь на КРЫЛЬЯХ в синеву,
И отныне всё, что я не сделаю,
Светлым именем твоим я назову…»

Теперь песня звучала в Зале, и в голосе Певца слышалось столько нерастраченной мощи, что, казалось, весь Зал огромного Дворца мог бы подняться в синеву на крыльях этого удивительного голоса. И трепетно замирали сердца зрителей, когда вскипающая мощь переходила мгновенно в тишайшую нежность…

«Серенадой Клавдио» («Ночь листвою чуть колышет, серебрится диск луны…») заканчивалось выступление Муслима Магомаева, а вместе с ним и концерт.

… Когда Тихон Хренников вышел на сцену, было заметно, что он взволнован и потрясен. Наверно, это самое высокое счастье автора – слышать, когда его песни (или романсы) звучат ТАК. Быть может, в такие минуты автор и сам удивляется, насколько красивы его песни, и слышит их по-другому, когда талант исполнителя открывает в них особенную, глубинную красоту, где, словно волшебный свет проливается из самых сокровенных лабиринтов.

Кстати, именно в те годы в Союзе композиторов ССР, неизменным председателем которого был Тихон Николаевич Хренников, заговорили о том, что у песни не два, а три автора, признав полноправным автором исполнителя песни. Быть может, в тот звёздный час, когда в восторженном восхищении рукоплескал Зал Кремлёвского Дворца, а потрясенный композитор вновь взволнованно благодарил Певца, и пришло это признание...

К счастью, видеозапись авторского вечера, состоявшегося в марте 19773 года сохранилась, и мы можем вновь и вновь слушать прекрасное  выступление Муслима Магомаева в том концерте 

на страничке "Видеозаписи" в разделе "ОСТРОВ СОКРОВИЩ"

Из газеты "Советская Культура", 1 июня 1973 года:

Спасибо Наталье, Лидии, Сергею и всем, кто сохранил уникальные материалы!

 
       
Rambler Top100 Рейтинг@Mail.ru