Всего 4098567
30 дней 50031
24 часа 1215


Фотоальбом (3)

БАКИНСКИЙ ПОЛЁТ.

ФОТОАЛЬБОМ (3) – продолжение

МУСЛИМ

В Баку множество неожиданных и невероятных чудес.
Даже климат…

Оказывается, он в разных уголках города… разный!

Если в нагорной части всевластвует зима, то… «Приди к морю», и окажется, что на Бульваре лишь тонкая тающая корочка льда под ногами напоминает о ней.

Позже зима «спохватится» и подбросит снежку к подножию Старой Крепости, засыплет снегом дворик Филармонии, махнёт рукавом вьюги над знакомыми улицами…
А пока, «Бакинская осень», хотя и не солнечная.

МУСЛИМ

В канун Нового года Баку выглядит притихшим, каким-то озадаченно-грустным.

31 декабря… Часы на Старой Крепости отсчитывают последний круг последнего года, в котором жил-был, пел, творил, дарил счастье людям наш любимый Муслим.

Потом придёт 2009-й, незнакомый, совсем другой, год из жизни иной - без Него…

МУСЛИМ

… Стрелки часов отмеривают последний круг, льдинки в фонтане кажутся застывшими слезами…

МУСЛИМ

Но даже всевластная зима не может выстудить Баку. В городе тепло, несмотря на снег и лед. Это тепло от ощущения, что душа Его здесь, в родном городе, так бесконечно, так глубоко и трепетно любимом им. И это ощущение настолько реально, что, кажется, сам воздух напитан чувством возвращения домой души, в дальних краях исполнившей высокую миссию небес, уставшую, и теперь вернувшуюся к милой родине своей…

МУСЛИМ

***

… Так бывает иногда, что дорога сама собой выводит, куда нужно, или подсказывает путь…
Табличка с названием улицы Низами в одно мгновение сделала понятным маршрут. Теперь без карты и без подсказки прохожих стало возможным ориентироваться в городе. Название улицы, словно неожиданно найденный пароль, за которым открываются заветные страницы.

В вечерних сумерках, укутавших тихую улицу, едва не «проскочили» мимо этого здания… Стайка ребятишек, выбежавших с новогодними подарками, привлекла внимание к нему. Да, это же театр! Тот самый!!!

МУСЛИМ

- Выступает солист Азербайджанского государственного театра оперы и балета……..

… Название театра тонуло в громовой овации мгновенно встрепенувшегося зала, девятым валом обрушивались аплодисменты при долгожданном звуке имени Певца…
Театр оперы и балета имени Мирзы Фатали Ахундова сиял над страной в прекрасном ореоле любимого Имени.

Сейчас на афише театра значился традиционный для новогодних праздников –«Щелкунчик». Спектакль только что закончился, и юные зрители, мчались по улице Низами, кидаясь снежками, и в этой шумной радости озорной виделось детство и нашего любимого Муслима, и было совсем нетрудно мысленно представить это здесь, на улице, ведущей к дому его детства.

***

… «Заблудиться в трёх соснах»… Поговорка вспомнилась, когда оказались на перекрестке улицы Низами и Морского проспекта. В годы юности нашей проспект носил имя Кирова, но Бакинцы чаще всего называли его традиционным именем – Морской, как называют и сейчас, хотя проспекту вменено иное название.
Перекресток – четыре угла… Растерявшись от неожиданности, от волнения, от воспоминаний, что мощной симфонией ворвались в сердце, никак не могла понять, где же Дом?...

На углу Низами и Морского прежде было кафе, теперь все изменилось. Знакомые места вдруг предстали совершенно иными, и, испугавшись, что «ничего не найду!», обходили один за другим все четыре угла перекрестка и даже «пятый» - на пересечении улицы Хагани и проспекта, пока буквально не наткнулись на знакомый Дом: «Да вот же он!»

МУСЛИМ

***
… Однажды… в иной жизни, оставшейся теперь за чертой, юные поклонницы Певца прилетели в Баку в августе…
Это было прочно сложившейся красивой традицией, повторявшейся из года в год – прилетать в Его родной город, поздравить с Днём рождения, передать цветы…

Тот вечер был уже после 17-го, приближалось время возвращаться. Возможно, это был последний вечер в Баку…
Подъезд показался пустынным - сердце подсказало: нет Его дома.

Сгущались вечерние сумерки, и зажигались одно за другим окна соседних квартир. Темны были лишь окна на втором этаже слева от подъезда…

«Здравый смысл» настойчиво твердил: не стоит ждать! На даче Он, и из блаженной прохлады морского берега Загульбы нет никакого резона возвращаться в раскаленный город, который не успевает остыть от зноя даже и тогда, когда солнце уходит отдохнуть.

… Можно было оставить цветы в дверной ручке, как это бывало множество раз, но что-то удерживало в этом дворе, не позволяло уйти.

Приближалась полночь, гасли одно за другим окна соседних квартир. Окна на втором этаже слева были по-прежнему темны, и «здравый смысл» будто бы мстил за непослушание, спрашивая вкрадчиво и насмешливо: ну, и как же вы теперь будете добираться в свою гостиницу?!...

А сердце все равно надеялось, и, как всегда, оказалось правым.
Угадало сердце, Чьи шаги приближались к заснувшему двору, и озарилась ночь сияньем солнечным!...

<Баку. 31  декабря 2008

… «Ничто на Земле не проходит бесследно…»
Где-то под корочкой тонкого льда в пласт времени и в асфальт двора впечатались шаги и следы, хранимые памятью сердца.

«Любовь – тот след,

где плавает звезда,

Любовь – тот свет,

что навсегда,

И до последних лет,

Как слёз бесследных нет,

Так нет следов,

что исчезают без следа…..»

 
       
Rambler Top100 Рейтинг@Mail.ru