Всего 4059666
30 дней 40622
24 часа 1396


Фотоальбом (6)

 

***
 
PARLAMENT-проспект, широкая скоростная магистраль, проходит параллельно Каспия, «выше» приморского Бульвара – в нагорной части города. Ограда Аллеи протянулась вдоль этой улицы, «в глубину» Аллея поднимается  вверх, где – за памятником Гейдару Алиеву – открываются живописные холмы.
 
От проспекта не так далеко до моря. Автобус петляет, огибая строительную площадку, которых много в Баку, и через несколько минут, притормаживая на крутом спуске, поворачивает к «Баксовету».
 
«Баксовет» - это и «официальное» здание Администрации города, и одноименная станция метро, а также и символ центральной части Баку.
 
 
 
 
Здание  «Баксовета» чем-то напоминает Исторический музей на Красной площади в Москве, хотя внешне сходство весьма отдаленное, скорей, по ассоциациям, которые «навевает», как статус центра города, так и присутствие древней крепостной стены.
Старая крепость Ичери-Шехер соседствует здесь с новостройкой  метро – огромный стеклянный козырек станции «Баксовет» практически готов, разбирают вспомогательные строительные конструкции.
 
 
 ***
 
… Память имеет свойство возвращаться не только зрительными образами, но также  и звуками.  Узорчатые чугунные ворота Старой Крепости среди городской полифонии напомнили вдруг знакомое «шуршание» затвора фотоаппарата «Зенит-М», протягивающего плёнку… щёлчок спуска… движение «шторок»… И тотчас же знакомое фото возникло перед глазами, где не весенней прохладой Бакинского января, а раскаленным зноем августа наполнена площадь возле Ичери-Шехер.
 
Колоритным получился тот снимок – на фоне строгих стен старинной крепости веселая стайка московских девочек, юных, современных, стремительных…
 
… В раскаленном августовском зное Баку, в воздухе, пропитанном солнцем и морем, постоянно присутствовало ощущение полёта. Так бывает в юности – кажется, достаточно оттолкнуться от земли, подпрыгнуть, раскинуть руки и – взлететь птицей. В солнечном жарком Баку полёт казался неминуемо возможным – так выражалось ощущение абсолютного счастья. Конечно, счастье это не было простым. Каждая поездка на концерты, каждый полёт в Баку, словно прорыв сквозь колючий, густой, цепляющийся кустарник житейских проблем, но свежий ветер в полёте под облаками нежно обдувает раны, проходит боль и забываются всё тревоги,  остаётся лишь ощущение полёта – немыслимого счастья ожидания и встречи.
 
В Баку счастье полёта было особенно ярким – здесь девочки жили в одном городе с Любимым Певцом! В родном Его городе! Дышали одним воздухом! Ходили по одним улицам! Точнее, не ходили – летали!
 
… Шуршание затвора фотоаппарата «Зенит-М»… щелчок спуска… движение «шторок»… На фоне древних строгих стен Ичери-Шехер в стремительной  походке юности – полёт! Достаточно лишь раскинуть руки, оттолкнуться от земли, чтобы взлететь, поднявшись на крыльях абсолютного счастья… 
 
***
 
Вдруг снова удивительным образом сошлось время. На фоне старинных ворот древней Крепости отчетливо «виделась» в памяти фотография из прошлого, из того жаркого августа, а справа, в направлении движения девочек - из нынешнего времени здание Бакинской Филармонии…
 
 
 
Вот оно, рядом… Причудливыми башенками, устремившееся в весеннее небо Бакинского января.
 
«… филармония – как бы наша семейная обитель, в которой, хочется верить, живёт дух предков и благословляет нас…» - рассказывал в своей книге наш Любимый Певец…
 
«Семейная обитель» согрела взгляд уютным цветом стен, и то ощущение защищенности солнечной стеной, что придет позже образом из сна Ларисы, наполнило сердце ласковым теплом.
 
 
 В щедрости солнечного света снег во дворике Филармонии казался милым музыкальным розыгрышем. Тени пальм на тающем снегу – шутливое интермеццо Бакинской зимы.
 
 
 
 - «Здесь я была на дипломном концерте Муслима Магомаева…» - сказала Евгения.
 
Наверху здания подковкой счастья возвышалась арка над небольшой сценой.
В пронзительной синеве Бакинского неба, словно встрепенулось время, промчавшись далёким прекрасным эхом…
Евгения улыбалась своим драгоценным воспоминаниям, и от этой улыбки счастья стало по-особенному тепло на душе.
 
Значит, «дипломный» концерт был не только в Актовом зале Консерватории, стены которого не смогли бы вместить и малой части зрителей, но и здесь – на летней открытой сцене Филармонии, под синью Бакинского неба, что так созвучна полёту дивного голоса, созвучна счастью, что со всей добротой щедрого сердца дарил Он.
 
***
  Филармония имени Деда-композитора… Семейная обитель… Горьким эхом откликнулись в сердце знакомые из телевизионной хроники кадры…
Огромная фотография на стене здания, словная звучащая музыкой дивного голоса, какого не будет уже никогда…
 Улица – проспект Независимости, переполненная народом… Ощущение вселенского масштаба потери и космического масштаба всенародная любовь, какой тоже не будет никогда, ибо никогда больше не сойдутся  так счастливо звёзды, чтобы совместились в одном человеке и талант великий, и щедрость сердца безграничная, и волшебная красота…
 
 
 Семейная обитель стала последним приютом, когда……
 
«Качнулась Земля неистово,
Качнулась от боли немыслимой…»
 
***
 
… В тот вечер, когда в небо над Москвой взлетел из Домодедово самолет, навсегда увозя Певца в Его родной город, мгновенно опустевшая столица, как остывающая Планета печально смотрела вослед.
В это время  тысячи Бакинцев собрались… нет, не здесь, на другой улице – возле мечети. Мечеть Согласия, знаменующая единение двух «ветвей» ислама, в другой части города. Позже мы придём к ней, побудем  там, где в печальный октябрьский вечер собралось полгорода…
А тогда, отделённые от Баку границами, лишь по телевизионным хроникам пытались угадать «путь»… Из них складывалось, будто бы вечер и ночь та небольшая, как  потом оказалось, Мечеть и была для нас центром Вселенной, но это не так…
 
Обряд в Мечети был недолгим, а дальше синим Бакинским вечером путь в Филармонию - в семейную обитель.
 
И именно здесь города детства ночь баюкала Его последней колыбельной, здесь тихим ветром постучал в окошко Его последний на земле рассвет …
 
 

 

 
       
Rambler Top100 Рейтинг@Mail.ru